Скрытая приватизация: Как правительство Украины «запрещает» продажу крупных госкомпаний

Скрытая приватизация: Как правительство Украины «запрещает» продажу крупных госкомпаний

«Государство – неэффективный собственник». Эту сакраментальную фразу чиновников в Украине практически снова услышали в августе. Несмотря на разгар экономического кризиса, Кабмин вернулся к теме приватизации государственных активов. Постепенно правительство выставляет на продажу неликвидные объекты, а те, что важны для государства и относятся к стратегическим, планируют запретить приватизировать. Правда, не все. Самые интересные и прибыльные предприятия, которые строили поколения украинских граждан, в предложенных Кабмином условиях запросто могут попасть под контроль «инвесторов».

«Настоящей цены никто не даст»

Еще весной во время карантина приватизация крупных объектов в Украине была остановлена до стабилизации на финансовых рынках. Период действия ограничительных мер использовался больше для аудита на предприятиях, поиска инвесторов и разработки маркетинговых материалов для выставления объектов на аукционы сразу после кризиса.

«В условиях мировой экономической турбулентности, вызванной эпидемией COVID-19, сейчас принимаем решение воздержаться от выставления на приватизационные аукционы объектов большой приватизации и государственных предприятий до стабилизации ситуации на финансовых рынках», – писал на своей fb-странице глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко в конце марта.

Правительство вернулось к теме приватизации в августе. На заседании Кабмина, 12 августа, было принято решение о передаче около 200 государственных предприятий для дальнейшей продажи. Как сообщали в правительстве, это непрофильные и неприбыльные активы, большинство которых не осуществляет производственной деятельности и требует инвестиций.

«В Украине около 3000 государственных предприятий. Подавляющее большинство из них – это неприбыльные активы, которые, к сожалению, используются только для различных схем и махинаций, в том числе и коррупционных. Единственный выход это остановить – передать такие предприятия в частные руки. В результате мы получим сохранение и увеличение количества рабочих мест, уплату налогов и привлечение инвестиций», – заявил министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Игорь Петрашко.

Кроме того, было заявлено, что Кабмин завершает подготовку законопроекта о перечне объектов запрещенных к приватизации.

«Наша стратегия – оставить около 300 предприятий из более 3000, находящихся в госсобственности», – сказал премьер-министр Денис Шмыгаль, но чуть позже уточнил цифру. В правительстве планируют оставить в госсобственности около 600 объектов. Как правило, это те, которые обеспечивают энергетическую независимость, обороноспособность государства, являющиеся естественными монополиями и те, которые имеют критически важное значение для обеспечения жизнедеятельности населения.

«Среди таких объектов “Нафтогаз”, “Энергоатом”, “Укрэнерго”, “Укргидроэнерго”, “Укрзализныця”, “Укрпочта” и другие», – уточнил Шмыгаль.

Все эти приватизационные процессы проходят в Украине в то время, когда экономический кризис не миновал и выгодная продажа госимущества по-прежнему невозможна.

«Сейчас крайне неблагоприятное время для приватизации, и если исходить из интересов бюджета, то приватизировать не выгодно, потому что настоящей цены никто не даст, бизнес в упадке, – говорит экс-министр экономики Украины Виктор Суслов. – Обычно приватизацию в целях пополнения бюджета не проводят в условиях такого падения производства, падения спроса, кризисного развития. Так что цель очевидно тут не пополнение бюджета. Цель возможно передача каких-то объектов за бесценок своим людям или олигархам, или за откаты, что-то такое. Другого чего-то разумного для такой приватизации, которую они сейчас проводят, придумать невозможно».

По оценкам главы украинского правительства большая приватизация должна принести бюджету в ближайшие годы около одного миллиарда долларов. Очень неконкретные сроки. Планируя бюджет на 2020 год, правительство намеревалось получить по 6 миллиардов от большой и малой приватизации. Негусто. При этом, как показывает практика, планы по приватизации не выполняются каждый год. Например, по итогам 2019 года такой план был выполнен только на 3 %. Сами же заявленные цели типа развития предприятий и создания рабочих мест после приватизации очень преувеличены.

«Нет ведь никаких препятствий для частного сектора инвестировать и создавать новые современные предприятия, – говорит Виктор Суслов. – Поэтому наивно рассуждать, что частный сектор по каким-то причинам ничего не инвестирует, а вот если дать ему возможность, то он начнет их якобы приватизировать. По мировой практике государство стремится избавляться от неэффективных и избыточных предприятий, ну а у нас едва ли это будут делать».

Читайте также:  В США врач использовал свою сперму, чтобы оплодотворить пациентку

«Правительство выполняет задачу распродажи интересных объектов в частные руки по дешевке, – говорит экономический эксперт Всеволод Степанюк. – Есть несколько стратегических предприятий. Такие предприятия являются прямыми конкурентами транснациональных корпораций. Их надо закрыть и лучший способ – это приватизация, как показывает украинская практика последних 30 лет. Лучший способ закрыть предприятие – это продать его прямому его же конкуренту».

Новый-старый законопроект

Говоря о том, что стратегические крупные предприятия останутся в государственной собственности, правительство имеет на это весьма своеобразный взгляд. Он отражен в проекте закона «О перечне объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации». Согласно документу, часть корпоративных прав на акционерные общества может быть продана, но у государства останется 50 % плюс одна акция. Таких государственных предприятий девять: НАК «Нафтогаз», компания «Артем», Феодосийская судостроительная компания «Море», завод «Фиолент», Киевский завод автоматики, «Укрзализныця», «Укрпочта», «Хартрон» и ПрАТ «Киев-Днепровское МППЗТ». Такие условия, по мнению экспертов, будут означать фактически приватизацию данных предприятий, среди которых очень много прибыльных.

«НАК “Нафтогаз” имел прибыль в прошлом году 63 миллиарда гривен, уплата в бюджет налогов составила 121 миллиард гривен, это достаточно прибыльное предприятие, – говорит экономический эксперт Всеволод Степанюк. – Продажа 49 % акций – это вообще-то приватизация части предприятия. Это прямое нарушение закона о запрете приватизации, потому что частично предприятие будет в руках частного капитала. Мы уже имеем примеры, когда миноритарные акционеры назначали своих управляющих и посредством этого контролировали предприятие. Трудно назвать пакет 49 % миноритарным пакетом. Это не миноритарный пакет, это блокирующий, а вообще-то основной пакет акций. В нормальных акционерных обществах контрольный пакет может быть и 10 %, и 8 %, а 49 % – это, естественно, контрольный пакет, а не какая-то частичная приватизация».

По мнению эксперта, такая приватизация части крупных госкомпаний в будущем приведет к их полной приватизации. Нет гарантий, что владея по системе 50 % плюс одна акция, государство будет управлять предприятием.

«У нас существует закон о защите миноритарных акционеров, где очень сильно усложнено принятие и назначение руководящих органов без добра миноритарных акционеров, где нельзя собрать собрание акционеров, если определенное количество не пришло, естественно, больше чем 50 %. То есть государство, имея даже 50 % плюс одна акция, полностью теряет контроль над предприятием», – говорит Всеволод Степанюк.

Подобный законопроект поступал в Верховную Раду еще в феврале этого года, когда правительство возглавлял Алексей Гончарук. Проект был отозван в марте, но не прошло и полгода, как он снова актуален для Кабмина, но уже под руководством Дениса Шмыгаля.

«В государстве около 3600 предприятий, – говорит глава Центра анализа и стратегий Игорь Чаленко. – Некоторые в “спящем” режиме, неактивные, большинство из них убыточные и содержатся за счет налогоплательщиков. Буквально 100 из них приносят 95 % прибыли из всей госсобственности, и они являются лакомым куском с точки зрения контроля крупных промышленных групп либо путем частичной приватизации, либо путем заведения своих людей в руководство. Не обязательно получать право владения. Если мы разрешим приватизацию 49 %, мы можем получить ситуацию, которая много лет была с “Укрнафтой”, где государство никак не могло перебороть господина Коломойского. Такие ситуации могут происходить на всех абсолютно предприятиях, и для этого есть все механизмы, чтобы миноритарные акционеры могли защищать свои права и внедрять свою политику, обходя национальные государственные интересы».

По мнению эксперта, существуют заинтересованные силы, которые постоянно добиваются, чтобы приватизацией занимался исключительно Кабинет министров в обход Верховной Рады.

«Постепенно, раз в квартал-полугодие, совершается попытка отдать полномочия Кабинету министров самому определять, какие предприятия можно приватизировать, а какие оставлять, обходя Верховную Раду, то есть не надо никакие изменения в закон. Мы видим такие проекты, которые пытаются пройти парламентские комитеты и даже выносятся в зал. Но в зале парламента есть противодействие, которое не дает этому произойти. На сегодня существует запрос определенных сил на фактическую распродажу оставшегося ликвидного имущества государства, и, к сожалению, больно смотреть на ту же “Укрзализныцю”, которую посредством бездействия и некачественной работы набсоветов доводят до банкротства. Та же самая ситуация с набсоветами в “Нафтогазе” и остальных крупных компаниях. Ситуация с набсоветами немного критическая. В них присутствует иностранное влияние, и принимаются довольно неоднозначные решения», – подчеркивает Игорь Чаленко.

Читайте также:  В Индии обнаружили 1200-летний текст на «мертвом» языке с грозным предупреждением (ФОТО)

Почему именно указанные девять объектов, в том числе «Нафтогаз», «УЗ» и «Укрпочта», попали в Приложение № 1 с предприятиями, доля государства в которых должна составить 50 % плюс одна акция, не объясняется. Но это очень интересный актив, который строился годами, а ту же железную дорогу и сеть почтовых отделений практически невозможно построить с нуля. Эти же объекты фигурировали и в аналогичном законопроекте от правительства Гончарука. Преемственность сильна как никогда, а значит, определяется настойчивым источником интереса к этим предприятиям.

25 августа Верховная Рада ратифицировала меморандум с Евросоюзом о предоставлении кредита на 1,2 миллиарда евро. Чтобы получить второй транш на 600 миллионов, украинской стороне необходимо выполнить ряд условий, среди которых отмена ограничений зарплат для членов наблюдательных советов, а также создать независимые наблюдательные советы на крупнейших 15 госкомпаниях. Как известно, в набсоветах, которые есть сейчас, заседают иностранцы, граждане Евросоюза. Выходит, в украинской госсобственности заинтересованы не только местные олигархи, но и иностранный капитал.

Законодательство по приватизации постоянно развивается. При президентстве Порошенко был принят закон о приватизации, который якобы ограничивал возможность покупки активов инвестором из страны-агрессора и внедрял в процесс проведения приватизации неких советников, которые тоже должны быть из-за рубежа. Но доказать происхождение средств, которые будут уплачены государству в рамках приватизации крупных объектов госсобственности, в Украине практически нереально.

«Буквально недавно состоялась приватизация так называемой гостиницы “Днепр”, – рассказывает адвокат Ростислав Кравец. – Миллиард. Миллиард – это небольшая сумма вообще, яхта Абрамовича стоит дороже. Но посмотрите, к чему все привело. В Украине нет структуры, которая бы могла подтвердить легальность происхождения миллиарда. Уже сегодня по этой гостинице всплывает ситуация, что на самом деле был другой покупатель. Фактически обманули при подготовке документов, и есть все основания для отмены этого конкурса. За какие деньги собираются покупать крупные объекты, не совсем понятно. На самом деле доказать легальность происхождения этих средств и отсутствие связи со страной-агрессором, я думаю, будет практически нереально, если это будет проверяться. Если исполнять даже те законы, которые они приняли, реально предприятие стоимостью от миллиарда приватизировать нельзя. Вы не покажете никогда реальность и легальность происхождения этих средств. На этом приватизация закончилась».

Уже в парламенте девятого созыва был сделан следующий шаг. Был отменен перечень объектов, запрещенных к приватизации, кроме тех, которые относятся к сфере обороны и спорту. Документ действовал около 20 лет. При этом говорилось, что новый перечень активов, запрещенных к приватизации, будет разработан после, что было совсем нелогично. Именно этот список сейчас пытается отправить в парламент Кабмин.

«К сожалению, после каждых новых выборов меняются сферы влияния, – говорит Всеволод Степанюк. – И, естественно, новое правительство выражает интересы новых хозяев. Поэтому вот эта чехарда с теми же законами. Законы ж принимались под других олигархов, теперь пришли эти олигархи, и закон нужно поменять не потому, что он плохой, а потому, что он их не устраивает. Опять же об интересах народа не думает совсем никто».

Ростислав Кравец считает, что политики и чиновники инициируют и принимают новые законопроекты по приватизации, чтобы обеспечить свое личное состояние: «То, что делает сейчас власть, я думаю, что просто зарабатывает себе на пенсию, лично, персонально, каждый, кто голосует за этот законопроект, получая какие-то деньги, какие-то обещания в будущем от иностранных правительств, что они их как-то поддержат, они просто продают», – отмечает юрист.

Читайте также:  Украина «съела» свой промышленный потенциал: как работают санкции против РФ

Стратегические интересы

А пока доля государства в экономике постоянно сокращается и без продажи крупных государственных активов. В начале 2020 года Министерство экономики сообщало, что доля государственного сектора в экономике Украины за девять месяцев 2019 года составляла 12,2 %, что меньше, чем в первом полугодии. Тогда она составила 13 %. Доля государства в экономике постоянно тает. Еще несколько лет назад она была чуть выше и составляла около 16 %.

«Эта цифра говорит о том, что каждое новое правительство в угоду своим собственникам передает им те или иные государственные активы, – говорит Всеволод Степанюк. – Государство поступает с госсобственностью, как первый президент поступил фактически с Черноморским пароходством – просто приватизировали в интересах определенных людей. А тем более, сейчас, когда правительство полностью зависимо, оно не является самостоятельным, правительство в условиях феодального государства, которым является Украина, выполняет волю той прослойки общества, которая туда их поставила. И интересы народа правительство не выражает совсем, и не только оно. Мы имеем классическое классовое государство, где правительство работает абсолютно эффективно в интересах полпроцента граждан Украины».

Самую большую долю государство занимает в профессиональной, научной и технической деятельности с удельным весом 59,9 %. Это, как правило, НИИ. Помещения, в которых они тлеют, также активно хотят продать. Затем идет поставка электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха – 35,2 %. На третьем месте искусство, спорт, развлечения и отдых – 32,5 %. На четвертом – транспорт, складское хозяйство, почтовая и курьерская деятельность – 29,7 %. И только на пятом месте промышленность – с 11,6 %.

«Все зависит, в общем-то, от той политики, которую собирается проводить страна, – говорит Виктор Суслов. – Мы же знаем, что, например, в других странах достаточно большой государственный сектор, особенно когда речь идет об оборонной промышленности, там, где она развивается. То есть мы должны знать, Украина оборонную промышленность собирается сворачивать, приватизировать, перепрофилировать под гражданские цели или все-таки собирается развивать. Это непонятно. Таких вопросов очень много. Структура может быть разной. Ясно, что те виды бизнеса, которые развиваются в Украине, не должны быть государственными, допустим, сфера услуг, рестораны и прочее. Торговля у нас частная, так и она должна быть частной. В существовании государственных магазинов нет смысла. Но зато наукоемкие отрасли, современные, высокотехнологичные отрасли иногда могут развиваться только при поддержке государства. А для этого и должен быть такой мощный государственный сектор. Скажем, атомная энергетика, как правило, везде государственная в других странах и относится к государственному сектору, но Украина, вероятно, будет ее помаленьку сворачивать. Все определяется стратегическими целями экономической политики».

В США доля государства в экономике составляет 28 %. В особом почете госсектор во Франции, традиционно он высок в Италии, Испании, Греции, Австрии, Финляндии, Норвегии, Германии. Эти государства сложно назвать нерыночными. А в отношении Украины остается удивляться, на что государство живет. Неужели на одни налоги.

«У нас государство живет даже не с налогов, а с кредитов, – говорит Всеволод Степанюк. – У нас почти половина бюджета – это обслуживание долга, которое покрывается новыми долгами. Там, где государство присутствует, там государственная собственность очень даже эффективна. Давайте посмотрим на Францию, Китай, Вьетнам, где очень эффективна госсобственность. Эти ребята не понимают, что такое стратегические экономические интересы. У них для этого нет ни образования, ни опыта работы. Там нет ни одного человека, который может внятно объяснить, какие предприятия обеспечивают стратегический интерес страны и в чем эти интересы состоят. Они понимают, что стратегические интересы у полпроцента населения переделить то, что осталось. Это они понимают как стратегические интересы страны».

Скрытая приватизация: Как правительство Украины «запрещает» продажу крупных госкомпаний

По материалам: golos.ua

Подробнее в Жизнь
На Троещине в Киеве произошло ДТП с авто службы такси (ФОТО)

Столичная полиция задержала насильника с необычным тату на лбу (ФОТО)

Шмыгаль назвал цену газа в октябре

В Николаеве автомобиль сломал ногу пожилой женщине, которая пыталась спасти кота
73-летняя киевская пенсионерка нашла на балконе склад боеприпасов (ФОТО)

Немецкая полиция подозревает мать в убийстве пятерых детей

Закрыть