О. Волошин: «Зеленскому надо серьезно взяться за Порошенко и «прижать» лидеров радикальных группировок»

О. Волошин: «Зеленскому надо серьезно взяться за Порошенко и «прижать» лидеров радикальных группировок»

В последнее время участились различного рода атаки на партию «Оппозиционная платформа – За жизнь». Это и требования активистов из общественного совета при Министерстве юстиции Украины начать процесс запрета партии, и нападения на региональные офисы партии, и непосредственные нападения на народных депутатов этой политической силы. Кто стоит за этими атаками и почему они настолько распространены, в интервью ГолосUA рассказывает народный депутат Украины от ОПЗЖ Олег Волошин.

– Олег Анатольевич, с чем связаны нападения радикалов на «Оппозиционную платформу – За жизнь»?

– Мы тоже требуем запретить Нацкорпус, как радикальную неонацистскую организацию, но требовать можно все, что угодно. Как раз в этом я проблемы не вижу. Проблема в насилии на улицах наших городов и в полной безнаказанности тех, кто это насилие оказывает. Это действительно большая беда. И то, что жертвами этого нападения стала Татьяна Плачкова, были нападения на наши приемные, была история с Ильей Кивой, меня облили зеленкой, – это все не настолько для нас драматично и важно, как то, что простые граждане, журналисты, общественные активисты, люди, просто имеющие другую, чем национал-радикалы, точку зрения, — они все страдают от этого полного беспредела на улицах города. На самом деле — это радикалов бизнес. Мы прекрасно знаем, что тот же Нацкорпус и другие похожие формирования давно превратились, по сути, в рэкетирские структуры, которые используют для отжима недвижимости, квартир, автомобилей, выбивания долгов из предпринимателей и так далее. Общая проблема – это разгул преступности, который ещё и камуфлируется. В Штатах идет настоящая классовая война, по сути, идут грабежи среднего класса, не только белого, но и черного, но все это выдается как борьба с расизмом. А у нас разгул преступности, радикализма. Праздношатающиеся крепкие молодые люди, которые в 90-х были заняты рэкетом, и им не пришло бы в голову провозгласить какую-то идеологию, просто ходили, грабили коммерсов. А сейчас это, по сути, те же персонажи, такого же социального происхождения, с такой же мотивацией. Им хватило ума использовать общую ситуацию в стране, особенно события 2014 года, и наложить на это все трафарет идеологии. При том, что по европейском меркам человеконенавистническая идеология неприемлемая в основе своей, но даже если не судить строго, исходить из толерантности, что любая идеология может существовать, то понятно, что это лишь прикрытие. Хотя такая идеология, даже если она искренне практикуется, заслуживает осуждения и запрета. Есть набор идеологий – идеология нацизма, расового превосходства, шовинизма, ненависти к другим национальностям, которые не подпадают под понятие свободы слова и свободы убеждений. Можно быть социалистом, коммунистом, либералом, зеленым, феминисткой, антифеминисткой, консерватором, христианским фундаменталистом, который призывает всех в церковь ходить, но все эти идеологии, пусть они иногда и звучат, если они не носят радикального характера и не призывают к насилию, имеют право место быть. Вообще, что такое фашизм? Фашизм – это использование насилия как средства достижения политических целей в отношении оппонентов. Ну и большевизм. В этом смысле они абсолютно тождественны. То есть это не просто набор определенных идеологем или символов. Это сам метод. Если ты считаешь, что с врагами нации можно бороться исключительно избиениями и убийствами, запугиванием и так далее, то ты фашист. Если ты говоришь, что мы победим на выборах и докажем в суде, что вы пророссийские агенты Кремля и посадим всех в тюрьму, это демократия – пожалуйста, побеждайте, доказывайте. Мы хотим посадить Порошенко, они хотят посадить нас. В этом нет проблем. Проблема именно в самом радикализме.

– То есть участники нападений ранее были в коммерческом секторе, а теперь стремительно переместились в политику. Можно так говорить?

– Они давно переместились в политику. Были нападения на телеканалы «Newsone», на 112, а если взять 2015 год – это убийство Олеся Бузины. Некоторые из них вообще из фанатских кругов. Тот же Билецкий был идейный расист и сторонник превосходства белых, он никакой не украинский националист изначально. Он совершал преступления насильственного характера еще до майдана. Просто для них майдан стал шикарным поводом вдруг легитимизироваться, и из преступников и маргиналов, которым стыдились руку пожать, превратиться для какой-то части общества — в веру.

– Кто им покровительствует?

– В первую очередь, Петр Порошенко. С Нацкорпусом сложнее. По нашей информации он частично финансируется Ринатом Ахметовым, который отдал их в аренду фактически Офису Президента. В связи с этим нападения на партию Шария, например, у которого очень острый конфликт с господином Зеленским. В Одессе, не секрет, мы это публично говорили, нападение на мою коллегу Татьяну Плачкову было организовано Трухановым. Они же все «на кормлении».

– То есть берут подряды?

– Да, в Днепре Нарик — известный уголовный элемент, связанный с Коломойским. Ему не понравилось, что Шарий разогнал его ставленников из своего отделения партии, так они начали всячески по этому поводу искать способы отомстить.

– Каким образом еще в деятельности этих активистов заинтересовано государство?

– Их, по сути, сдают в аренду. По крайней мере, Шарий об этом постоянно утверждает. У меня нет на руках доказательств, но я могу сказать, что если власть не обеспечивает элементарный правопорядок, то, соответственно, она либо не власть, то есть не способна, либо заинтересована в этом хаосе.

– Нападения на ОПЗЖ и ее членов могут быть связаны с предвыборным процессом?

– Конечно, это все накладывается на серьезный рост поддержки нашей партии. С учетом отсутствия большей части Донбасса и Крыма, если использовать определенный мультипликатор или наоборот отминусовать электорат, который в силу понятных причин вообще не участвует в избирательном процессе, не участвуют в опросах, то у нас сегодня рейтинг поддержки примерно, как был у Партии регионов в лучшие времена. Если так дальше пойдет, то дай Бог. У нас есть возможности на досрочных или очередных парламентских выборах стать крупнейшей парламентской силой в стране. Естественно, это не устраивает наших оппонентов, и они не находят иных способов, как бороться с нами методами насилия.

– После выборов эти атаки могут закончиться?

– Нет, не закончатся. Пока местные выборы, но у нас огромный парламентский рейтинг. Нас в первую очередь интересует это. И вообще дело не в нас, а в направлении изменения страны. Действительно, общество утомилось от всей этой националистической риторики и ждет мира и смены парадигмы развития. А вот это воинственное меньшинство уже проиграло на президентских выборах. Они понимают, что неизбежно проиграют еще раз. Естественно, что главный спонсор всей этой тусовочки – это Петр Алексеевич. Да, они не все его любят. Люди, которые на меня напали – это люди непосредственно из партии Порошенко. Это не Нацкорпус. Тут вопрос в том, что он может использовать радикалов, чтобы попытаться устроить переворот. Дело не в нас конкретно как в партии, а в целом, что речь идет о смене парадигмы, отхода от этой вот «Армовиры», всего остального, потому что оно не коррелируется с настроениями общества. Законы изменить они не могут. Получить большинство и продолжить курс Порошенко они не могут. Зеленский должен быть первым заинтересован в том, чтобы дать им по голове уже сейчас. А это очень легко сделать. Надо серьезно взяться за Порошенко и «прижать» лидеров этих организаций.

О. Волошин: «Зеленскому надо серьезно взяться за Порошенко и «прижать» лидеров радикальных группировок»

По материалам: golos.ua

Читайте ранее:
София Ротару показала фото с 50-летним сыном

Легенда советской эстрады София Михайловна Ротару покоряет своей молодостью и красотой многие поколения россиян. Певица не скрывает свой возраст —

Закрыть