Г. Крючков: «Нужно вернуть Украину на нормальный путь развития, когда во главу угла будет ставиться социальная справедливость»

Г. Крючков: «Нужно вернуть Украину на нормальный путь развития, когда во главу угла будет ставиться социальная справедливость»

24 августа в Украине отмечается День Независимости. В этом году ей исполняется 29 лет. Вроде немного, но пройден большой путь, тяжелый и трагичный. В Украине поменялась структура экономики, качество управления государством и законы зависят от интересов крупного бизнеса, в политике не преобладают прогрессивные идеи, а разные части общества часто подвергаются дискриминации по разным признакам – политическим взглядам, идеологии, культуре, языку, происхождению. К чему пришла Украина к 29-й годовщине своей независимости, в интервью ГолосUA анализирует народный депутат Украины III-IV созывов, экс-глава парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Георгий Крючков.

– Георгий Корнеевич, чем Вам наиболее запомнились августовские события в Украине 1991 года?

– О том, что дело идет к развалу Союза было понятно. Тем не менее, сообщение о том, что состоялся ГКЧП, Горбачев не может выполнять обязанности, и что ГКЧП берет на себя ответственность за дальнейшее состояние в стране, было все-таки неожиданным. Такая форма решения проблемы не укладывалась и не соответствовала подходам, которые сложились в Советском Союзе. Надо сказать, что узнали об этом сообщении по радио. Я рано выходил по делам и встречался с людьми. Это было воспринято, откровенно говоря, с таким настроением, что наконец-то будет в стране наведен порядок. Таким было восприятие тех дней 17 августа в Москве. Я был советником в аппарате ЦК Компартии Украины, собирались, никакой ясности не было, деловой связи не было. Первый секретарь Станислав Гуренко говорил, что пытался созвониться с Москвой, никакой ориентировки не получалось. Но то, что назревали радикальные перемены в стране, это было ясно.

– А какие настроения были среди политиков, среди управленцев, что они говорили, думали?

– Настроение было такое: пора кончать с этим разбоем, который происходил в стране, когда все разваливалось на глазах. Это было самое сильное и, по сути, самое страшное для тех, кто находился у власти и в руководстве теми или иными участками хозяйственного, культурного или государственного строительства. Видели, что власть ушла из рук тех, кто находился наверху, явно берут верх силы, которые хотят развалить и страну, и поменять строй. И те, кто руководил республикой, предприятиями, регионами, они, конечно, ожидали, что будет наведен порядок.

– С чего начались первые годы независимости Украины? Какие ключевые трансформации в Украине проводились в этот период в начале 90-х?

– Надо сказать, что некоторые шаги были предприняты еще до августовского переворота, особенно с приходом Кравчука на должность председателя Верховного Совета. Как известно, еще в 1990-м году была принята Декларация о государственном суверенитете. Это по существу все направления того, что ожидалось или чего хотели те, кто проталкивал этот документ. Они были обозначены. Самым главным было достижение полной независимости Украины, а это означало развал Советского Союза. Это был первый и основной ориентир во всех делах, которые тогда проводились. Это было первое. Второе, что вырисовывалось, – это уничтожение Коммунистической партии, как руководящей силы, которая направляла развитие и обеспечивала стабильную ситуацию в стране. Мы видели, как это делалось. Использовалась одна фраза, которая была в ориентировке секретаря ЦК партии для партийных организаций о том, что руководствуются Конституцией, законами и установками, которые исходят от ГКЧП. Это было расценено как поддержка ГКЧП, хотя эта фраза была изъята на второй день, когда стало ясно, что ничего не ясно. Хотя в решении ГКЧП были все пункты, которые потом записывались во всех документах. Это сохранение нормального ритма работы в экономике, это спокойствие в стране, руководствование порядком и законами. Все это выдерживалось. Абсолютно никаких действий, которые бы противоречили законам, Конституции Украины и интересам Украины, со стороны Коммунистической партии республики проведено не было. Тем не менее, по сути, с ходу решался вопрос о том, чтобы запретить партию, и это было сделано. Создали депутатскую комиссию о законности действий партийных, государственных органов, утвердили положение комиссии и буквально на второй день приняли решение о запрете Коммунистической партии. Есть такая деталь. В документах партии была вот та фраза, которая изъята на второй день и за это запретили партию, за это. Совет министров тогда издал распоряжение, которым создал структуру, которая должна была обеспечивать проведение установок ГКЧП. В отношении должностных лиц ничего сделано не было в связи с известными отношениями, которые были у тогдашнего главы Верховной Рады и людей, которые руководили правительством. То есть надо было запретить партию, и это было сделано. А потом начались проводиться все решения – те, которые были приняты до переворота, до самого ГКЧП и после. Одним из важнейших пунктов был такой: было принято решение о том, что все предприятия, которые подчинялись центральной власти подчиняются только Украине, вооруженные части, которые находились в Украине не должны были использоваться в других регионах, а тогда необходимо было наведение порядка в некоторых республиках. То есть был полный отрыв от Российской Федерации. Это была главная забота. А потом пошло – приватизация и все остальное.

– Какие основные трансформации в социально-экономической сфере хотели принять? Была ли это приватизация либо какие-то еще другие элементы?

– Еще в Декларации о государственном суверенитете был записан тезис об охране всех форм собственности. Общественной, групповой и частной. О том, что собственность должна защищаться, было ясно, но этот пункт был целью утверждения господствующей, вместо общественной, частной собственности и ее защиты. Это было главным. То есть изменение общественно-политического строя. Реставрация капитализма, если так говорить политологическим языком. Это была главная проблема. К тому времени уже сложились определенные силы, которые были в этом лично заинтересованы – и в партийном аппарате, и в комсомоле особенно, и среди работников государства, и среди хозяйственников. Эти люди почувствовали, что можно хорошо жить при капитализме, и началось разграбление под видом приватизации государственной собственности. Это было главным направлением. Оно потом последовательно пошло на коллективные формы ведения хозяйства на селе – колхозы и совхозы. Это был второй этап. Он больше был уже при Леониде Даниловиче Кучме. Леонид Данилович по моим понятиям этой сферой был озабочен и владел по характеру своей предшествующей деятельности не сильно. Советники у него были такие, которые говорили: вот создадим фермерские хозяйство, село двинется, не дай Бог. Развалили село, уничтожили социальную сферу на селе и мы видим, что сейчас имеем. Получаем вроде большие урожаи зерновых, но непозволительную часть отводим на культуры, которые приводят в нерабочие состояние земельные угодья. Это подсолнух, много фуражных культур и кормов для скота, в несколько раз сократили поголовье скота и производство животноводческой продукции. В этом, конечно, запад очень сильно заинтересован, потому что постепенно уничтожается роль Украины как конкурента даже на селе, хотя провозглашается тезис, что Украина станет супераграрной державой. Это то, чего добивались. Пошла деиндустриализация, предприятия выводились из строя. Уничтожены целые отрасли. Берем судостроение, авиастроение, автомобилестроение и другие-другие отрасли. Ведь за это время не построено, по сути, ни одно предприятие. Все развалено. Вот на что были сосредоточены усилия.

– То есть произошел переход от социального государства, от социализма к приоритету крупного бизнеса, крупного капитала со всеми выходящими последствиями?

– Да. Формально социальные гарантии на первом этапе вроде как существовали, но постепенно уходили. Уничтожили по существу здравоохранение, платным стало образование. Если раньше миллионы трудящихся отдыхали за копейки практически каждый год, то сейчас об этом могут только мечтать, а молодежь об этом даже ничего не знает. Оно постепенно решалось и пришло к тому, что есть сейчас.

– 6-7 лет назад в Украине особенно решался вопрос геополитического и внешнеполитического вектора Украины, с кем она будет солидаризироваться – либо с западом, либо с востоком. В Конституцию при президентстве Порошенко были внесены изменения, что приоритет – европейская, евроатлантическая интеграция. Как повлияло определение внешнеполитического курса Украины на ее развитие?

– Давайте начнем с того, что это было одним из главных направлений при совершении переворота, потому что развал Советского Союза означал, прежде всего, разрыв отношений между республиками, а для Украины, как и для других республик, исключительно важное значение имели отношения с Российской Федерацией. Здесь примешивается вопрос о ядерном оружии, которое было на территории Украины. Это по существу был третий ядерный потенциал после США и России. Ядерное оружие было бездарно отдано западу. В документах были зафиксированы липовые гарантии. Это было сделано под давлением. Мы недавно издали книгу о Кравчуке. В этой книге приведены документы, которые им были подписаны. Он сейчас критикует Будапештский меморандум. Действительно, там нет никаких гарантий. Но ведь он подписал эти документы и обещания, что будет уничтожено ядерное оружие, причем на два года раньше, чем обещалось. И никаких гарантий в этих письмах не было. Это все на совести, прежде всего, Кравчука. Это было сделано. Потом надо ж было выстраивать отношения. При Леониде Даниловиче Кучме был взят курс на многовекторность, а точнее на разновекторность. В принципе в той ситуации, которая сложилась, другого не могло быть, потому что американцы не могли позволить, чтобы была, кроме России, еще какая-то ядерная держава, в том числе Украина с ее огромным ядерным потенциалом. И они этого добились. Даже не выкручивали руки, потому что Кравчук сам сдавал это все дело. В этой ситуации выстраиваются отношения. Не выстраивать их на почве противостояния, на враждебной основе с Россией у руководства, которое пришло на смену Кравчуку, понимания хватало, поэтому был взят такой курс. Это сидение на двух стульях. Оно в той ситуации обеспечило и безопасность Украины, и нормальные отношения и с западом, и с востоком. Это очень важно. Развивались эти отношения непросто и с Россией, и с западом. Были разные ситуации. Помните, обострение в Крыму было, когда пришлось прерывать зарубежную поездку президента, и другие были всякие дела. На мероприятиях, которые проводились, пришлось перейти с английского на французский алфавит при рассадке, чтобы не сидел президент Украины рядом с президентом США. Это все было. Но с приходом других, особенно Ющенко, он занял резко агрессивную антироссийскую позицию, отношения начали меняться категорически в худшую сторону. Янукович в политике был не на своем месте и «туда-сюда». Потом подписали соглашение об интеграции в Европейский Союз, о едином экономическом пространстве и так далее. Это привело к неприятным последствиям, он вынужден был на ходу это дело поменять, конечно, это было сделано под давлением России, было заключено Харьковское соглашение, но судьба Януковича известна. К власти пришел Порошенко, для которого Россия стала врагом. Произошли события 2014 года, начались всякие дела, прежде всего, в западных областях. Развернута кампания против России, русского языка, против русских и дошло дело, по сути, до войны на востоке. Она длится седьмой год. Выросли дети, которые родились во время войны, и пойдут в школу в этом году. Я не представляю себе, как эти люди выдерживают даже при том, что есть временные соглашения о прекращении взаимных обстрелов, как можно жить там этим людям. Это страшная беда. Разорвали отношения с Россией, произошла полная деиндустриализация Украины, разваливается сельское хозяйство, уничтожены все социальные гарантии. Демократии, болтовни страшно много, а фактически, давайте вдумаемся, в парламенте европейского государства совершенно не представлены левые силы. Как бы там ни рассуждали, но миллионы людей придерживаются левых взглядов. Значит и эта сила должна быть представлена в парламенте. Ее нет. Я уже не говорю о попытке запретить Компартию, которая продолжается седьмой год и никак не могут довести до конца эту задачу, потому что нет конституционных оснований для запрещения Коммунистической партии. Вот к чему мы пришли за время независимости.

– Также среди современных тенденций в стране можем отметить дискриминацию по разным признакам, падение уровня управления и в целом политической культуры.

– Я уже не говорю об уровне управления, довести до такого состояния, что правительство меняется практически каждый год, о какой стабильности можно говорить? Когда выдвигаются люди, которые не имеют никакого опыта в участках государственной жизни, в экономике, которой приходится руководить. О чем можно говорить? Это страшно. То, что делается, поражает. Какой вопрос ни возьми, увидишь развал, развал и развал независимого государства.

– Социологические опросы последних лет показывают, что 60-70 % опрошенных людей считают, что страна развивается не в том направлении. О чем свидетельствуют эти данные?

– Это свидетельствует вот о чем. Выборы президента были, по сути, голосованием против Порошенко и проводимого им курса, потому что нового президента знают по театральной деятельности, кино и так далее. Критика была уничтожающая, отвечающая настроениям людей, и он набрал 73 %. Избрали, но понадобился год, чтобы увидели, что этот человек проводит ту же политику, которую проводил Порошенко. Все больше становится ясным, что это был прекрасный проект по задумке и исполнению, осуществленный западом: убрать Порошенко, который надоел Украине как горькая редька, и который выполнил почти все, что от него требовал запад. Его убрать, поставить человека, который будет проводить ту же политику. И он проводит ту же политику, причем он пошел дальше и решительнее в вопросах приватизации крупных предприятий, он пошел на продажу земли, он пошел на легализацию игорного бизнеса. Он делает все, что угодно. Никакие обещания по наведению порядка с тарифами, со здравоохранением, с другими делами, ни одно его обещание не выполняется. Поэтому удивляться тому, что люди говорят, что страна движется в неправильном направлении, не приходится.

– Но к мнению людей, которые так считают, никто не хочет прислушаться и выяснить, почему они так думают.

– Дело тут еще вот в чем. Реальной оппозиции не Зеленскому, а курсу, который он проводит, практически нет. Самое страшное, что нет фигуры, вокруг которой могли бы сплотиться люди. Мы видим, что у нас осталось это гетьманское сознание, хотим мы этого или не хотим. Большой вопрос, кому можно доверить страну, что он не обманет. Вот в чем сегодня коренная проблема. Компартия не может фактически действовать, потому что созданы такие условия. Она формально юридически не запрещена, а фактически ее не допускают к выборам. А другие борются за место и проводят ту же политику. Единственный вопрос, который обозначается, это Медведчук и некоторые другие, вроде бы высказываются, чтобы поменять отношения с Россией и урегулировать вопрос по Донбассу. Этого мало. Этого явно недостаточно, чтобы вернуть Украину на нормальный путь развития. Нужно вернуть Украину на нормальный путь развития. Это возвращение на тот путь, когда во главу угла ставилась социальная справедливость – путь социализма. К сожалению, это слово даже не употребляется и считается, что тут даже не о чем говорить.

Г. Крючков: «Нужно вернуть Украину на нормальный путь развития, когда во главу угла будет ставиться социальная справедливость»

По материалам: golos.ua

Читайте ранее:
В Днепре трамвай сбил пешехода

В среду, 3 июня, в Днепре на улице Маяковского под колеса трамвая №5 попал пешеход.

Закрыть