Тюрьма комфортного режима. Как живут осужденные в Норвегии

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На одного осужденного страна выделяет почти 300 евро в день (средний показатель по Европе составляет около 100 евро). Показатель количества осужденных в этой стране — 74 человека на 100 000 населения — это в три раза меньше, чем в Украине, пишет газета «Экспресс».

Несовершеннолетних осужденных — семь на всю страну. Убийства здесь совершают в восемь раз реже, чем у нас. Уровень преступности неуклонно снижается и на 2017 год достиг минимума за последние 24 года.

А еще в Норвегии уровень рецидивов один из самых низких в мире — 19% (в Украине и странах Западной Европы — около 50%). Это означает, что повторно в тюрьму попадает лишь каждый пятый.

Очевидно, что норвежцам удается успешно перевоспитывать преступников. Но как? Выясним это в тюрьме Берг — после переговоров с норвежским Минюстом журналистам удалось получить разрешение на посещение этого учреждения.

Днем ворота учреждения всегда открыты, на территории — уютное место для пикников.

Место, откуда не хотят бежать

Тюрьма Берг расположена недалеко от городка Тонсбергф, что в 80 километрах от Осло. Здесь отбывают наказание 48 заключенных за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Директор тюрьмы, Тор Меркесвик, заезжает на территорию учреждения. Первое, что поражает, — ворота здесь открыты! Нет колючей проволоки вокруг, высоких стен, башен с охраной.

«Ворота закрываем только ночью. Или не боимся, что кто-то может уйти? Нет. За последние десять лет спасся только один узник, — объясняет директор. — Здесь осужденные сами хотят исправиться».

«Мы убеждены, что пребывание в тюрьме должно быть максимально приближенным к жизни на свободе — чтоб не подавлять заключенных, а наоборот, готовить их к выходу в общество», — объясняет Ганс-Ганнер Стей, старший советник исправительной службы норвежского минюста.

Если бы не знал, где я, то подумал бы, что попал в современный санаторий. Аккуратные одноэтажные здания, ухоженная территория. Один из заключенных кружит на велосипеде, который ему передали родители. На лежаках загорают еще двое заключенных … Сейчас в Берге — свободное от учебы или работы время. Сбоку от здания — столик с грилем. Чуть дальше -большое футбольное поле.

«Затем осужденные выйдут на свободу и жить рядом с нами, — добавляет Ганс. — Зачем в тюрьме порождать в них агрессию? Лучше сделать так, чтобы они имели цель и знали, чего хотят от жизни».

Заходим в дом, где находится десять осужденных. Каждый заключенный живет в отдельной комнате, от которой имеет ключи. На общей кухне — микроволновая печь, кофеварка, дезинфектор для рук. Вижу и семь больших ножей. Ограничений в доступе к ним нет.

Кухня в тюрьме. Везде — стерильная чистота.

Топ Меркесвик стучит в дверь одной из комнат. Ее житель предлагает нам зайти. Внутри — аккуратно и свет, на столике у кровати — цифровые часы, ноутбук.

Йораму — 22 года. Осужден за изнасилование. Сегодня — ровно 300 дней, как он в тюрьме.

«Почему совершил преступление? По глупости, — вздыхает Йорам. — Я уже понял, какие последствия это имело для человека, над которым я совершил насилие. Очень жалею об этом».

Второй шанс для каждого

Большинство узников работает на местной ферме. Здесь разводят овец, выращивают помидоры, картофель и яблоки. Есть в Берге и своя автомастерская.

«Работа оплачивается, как и обучение в школе, — объясняет Ганс Стей. — Ставка фиксированная — 68 крон (около 230 гривен) в день».

В школе и колледже учат на поваров, строителей, механиков и фермеров. Также заключенные могут посещать занятия по информатике, иностранному языку, даже актерского и изобразительного искусства.

Заходим в школу. Интерактивная доска, на каждой парте — компьютер. Ученики готовятся к экзамену по алгебре. Никакой униформы — все одеты по-домашнему.

Директор заводит нас в школьную библиотеку. Здесь — стеллажи с книгами, фильмами и музыкой — на все вкусы.

У осужденного урок. Рядом — учитель

«Заключенные могут просматривать фильмы или пользоваться интернетом в выходные и вечером, когда в них свободное время», рассказывает Тор.

План исправления

Кстати, то, как и где осужденный будет отбывать наказание, в Норвегии определяет специальная комиссия. За хорошее поведение его могут перевести в колонию с более мягкими условиями содержания — так, как Берг, где преимущественно отбывают конечную часть наказания. Сюда попадают те, кто подал администрации план исправления и успешно прошел личное собеседование.

По прибытии в учреждение каждому заключенному назначают координатора, к которому можно обратиться за помощью, спросить совета.

После направления в тюрьму осужденным в случае необходимости оказывают медицинскую помощь или же они проходят курс избавления зависимости от наркотиков. Им помогают даже справиться с долгами, которые у них возникли перед криминальными группировками — предоставляют консультации и психологическую поддержку, объясняют, как лучше заработать деньги и их вернуть.

Путь, которым не стоит идти

Недалеко от города Ларвик содержится нетипичная для Норвегии тюрьма строгого режима, где отбывают наказание особо опасные преступники. Здесь -16 осужденных в возрасте от 18 до 25 лет и 17 работников.

В похожей тюрьмы, в 30 километрах отсюда находится Андерс Брейвик, норвежский террорист, в 2011 году убил 77 человек. При упоминании о нем Ганс Стей отводит взгляд.

«Есть определенные случаи, которые можно считать безнадежными, — прерывает молчание Тор. — Однако абсолютное большинство осужденных можно перевоспитать и подготовить к возвращению в общество».

Колония неподалеку Ларвик больше похожа на украинском тюрьмы. Территория закрыта, двери камер — металлические. Эти здания возводили еще в 1862 году, они является историческим памятником.

Заходим в одну из камер. Внутри она почти такая же, как и комнаты в Берге. В углу — гитара, на столе — книги на английском языке о шахматах.

http://pilomaterialy.in.ua/shop/blok-xaus/

В комнате отдыха — большой телевизор с игровой приставкой, стеллаж с книгами, настольными играми. Рядом — комната с компьютером, синтезатором и профессиональным микрофоном. Здесь заключенные могут записывать собственную музыку. На стене — плакат с известным американским рэпером Тупака Шакура.

… Сендеру- 21 год. Он уже девять месяцев находится под стражей за покушение на убийство. Сейчас он сидит за столом в тюрьме, обсуждает с учителем математики задачи. Уже строит планы на новую жизнь …

«Плохое окружение — основная причина, почему я совершил преступление, — говорит Сендер. — Впрочем поверьте, в в» тюрьме я понял свою вину «.

28-летний Сэм оказался за решеткой из-за разбойное нападение.

«Моя беда — наркотики, — рассказывает свою историю. — Я долгое время сидел на кокаине и таблетках. Только тут понял, что жизнь — это большая ценность, которую нельзя тратить».

Стажировка для заключенных

«Важнейшая часть исправления — последний год, когда осужденных готовят к выходу на свободу, — рассказывает Ганс Стей. — У нас действуют договоры с многочисленными предприятиями в районах, принимают заключенных на стажировку. Если оно проходит успешно, их берут на работу после освобождение. Также мы помогаем им найти жилье. Все имущество осужденных остается в их собственности, пока они в тюрьме «.

А у нас, исходя из тюрьмы, люди часто не имеют ни жилья, ни работы. Стоит ли удивляться, что половина всех осужденных снова становится на преступный путь? Норвежцам же именно благодаря приоритета реабилитации над наказанием удалось свести преступность к минимуму.

«По моему мнению, это и должно быть главной целью любой тюрьме, — добавляет Топ перед тем, как попрощаться со мной. — Изменить то, как ведет себя и во что верит заключенный. Дать ему возможность найти себя вне криминальным миром «.


  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *