О. Даутова: «Если коронавирус попадает в гериатрический пансионат, это грозит катастрофой»

О. Даутова: «Если коронавирус попадает в гериатрический пансионат, это грозит катастрофой»

За время карантина в Украине произошло несколько вспышек COVID-19 в гериатрических пансионатах в разных регионах страны. Коронавирус наиболее опасен для пожилых людей, поэтому такие учреждения нуждаются в особой защите. Эта защита нужна не только подопечным домов для людей пожилого возраста, но и сотрудникам этих учреждений. В Украине наблюдается дефицит социальных работников, а тем более в гериатрических пансионатах, где многие из них вынуждены работать на минимальную зарплату. Об этом в интервью ГолосUA рассказывает заместитель директора по операционным вопросам благотворительного фонда Let’s help Оксана Даутова.

– Во время карантина сообщали о вспышках в домах престарелых в Киевской, Тернопольской, Ровенской областях… Насколько во время этого периода защищены люди, которые находятся в этих учреждениях?

– Если говорить о благотворительном фонде Let’s help, то под нашей опекой находится 142 гериатрических пансионата в 8 областях Украины. Мы занимаемся только государственными гериатрическими пансионатами, поскольку именно им необходима помощь. Как только начался карантин, мы стали ежедневно общаться с руководителями пансионатов. Они очень тщательно подготовились к этой проблеме, полностью изменили режим работы. Дома для пожилых людей полностью закрыты, никто не может навестить человека. Если говорить о поставщиках продуктов питания или вывозе мусора, то чтобы проехать на территорию гериатрического пансионата, все тщательно дезинфицируется. Ни один человек не может пройти без скрининга температуры. Если на территории гериатрического пансионата есть медицинский работник, а такой есть не у всех, то человек должен получить от него разрешение на проход на территорию пансионата. Если говорить о дезинфекции комнат, поверхностей, то это делается каждые два часа. Я знаю, что люди, с которыми мы работаем, относятся к этому очень серьезно. Они понимают, что если что-то попадет в гериатрический пансионат, то это будет катастрофа, эти люди просто не переживут этот вирус. Сейчас большое внимание уделено медицинским сотрудникам, но та нагрузка, как физическая, так и психологическая, которую взяли на себя сотрудники гериатрических пансионатов, социальные работники очень велика. Поэтому мы хотим, чтобы государство также обратило внимание на персонал, который работает в домах для пожилых людей и на социальных работников.

– Как вы думаете, а сейчас оно обращает внимание?

– Я общаюсь с руководителями территориальных центров и знаю, что там, например, за прошлый месяц была двойная зарплата, но все равно они почти все работают на минималку. Даже двойная зарплата не решает тех проблем, с которыми они сталкиваются.

– 142 пансионата государственного типа, с которыми вы работаете, это достаточно много…

– Сейчас у нас 8 областей и, как правило, ежегодно мы берем на себя еще 4 области. Это не так просто. Мы изучаем условия, знакомимся, прежде всего, закрываем такие вопросы, как посуда и кулеры. Мы живем в ХХІ веке, а люди в гериатрических пансионатах едят из железной посуды. В каждой области, куда мы заезжаем, мы, прежде всего, меняем эту посуду на керамическую, а также предоставляем доступ 24 часа в сутки к чистой питьевой воде. После этого стараемся закрыть «горящие» потребности каждого заведения – реабилитационное оборудование, постельное белье, замена устаревших стиральных машин, многофункциональные кровати, а также привозим врачей для осмотра подопечных и назначения лечения, театральные музыкальные коллективы. В Киевской области мы также еще установили кнопки вызова персонала. У каждого человека у кровати есть такая кнопка. Если что-то случается, человек может нажать. У сотрудника срабатывает пейджер, и он видит, в какую комнату нужно подойти, и предоставить помощь. Также мы сделали сайт мониторинга таких кнопок. Мы понимаем, где идут перекосы, где несвоевременно подходят к подопечному. Сообщаем о таких случаях руководителям домов для пожилых людей, чтобы они делали замечание своим сотрудникам. Мы много чего хотим внедрить, поменять то, что уже очень давно существует в мире – в США и в Европе.

– А какие еще проблемы есть с обеспечением этих пансионатов?

– Они очень разные с одной стороны и одинаковые – с другой. Там не хватает реабилитационного оборудования, многофункциональных кроватей, не хватает памперсов, они не могут самостоятельно купить стиральную или сушильную машину. То есть мы, когда заходим в область, то, прежде всего, закрываем потребность в посуде и воде, а потом индивидуально смотрим, кому и чем необходимо помочь, где есть «горячая» проблема.

– Знаете ли вы пансионаты, в которых случились вспышки COVID-19, что там происходит сейчас?

– Я знаю случай в Киевской области, и это частный пансионат. Я думаю, что у них есть и средства, и способы, как избавиться от этой проблемы. Прежде всего, необходимо полностью перевести весь персонал на вахтовый метод, то есть, чтобы люди не выходили и не заходили в это учреждение. Необходимо полностью изолировать тех людей, у которых был выявлен вирус. Я думаю, что именно это они и делают. Мы смотрели, что происходит за границей. Там как можно скорее ограничивается общение с внешним миром, минимизируется вход и выход с гериатрического пансионата, а это речь идет о вахтовом методе работы персонала. И если кто-то из персонала заболеет, то необходимо быть готовым полностью заменить весь персонал, а для этого нужен человеческий резерв.

– Очевидно, что пожилые люди должны испытывать дискомфорт в таких условиях, поскольку к ним никто не приходит…

– Да. Но руководители гериатрических пансионатов стараются как-то поддержать людей. Да и сотрудники уже устали от этого карантина, но прежде всего для них это клиент, люди, которые проживают в пансионате, и их подопечные. Я знаю, что если в пансионате есть культработники, то они индивидуально общаются с людьми. Сейчас я знаю, что возрос спрос на библиотеку. Люди стали приходить в библиотеку, брать книги и прессу. Они читают, вместе смотрят кино. Они делают все, чтобы как-то поддержать подопечного. У меня был разговор с одним из руководителей гериатрического пансионата, и она рассказывала, что позвонил сын, спросил, можно ли что-то принести своей матери, и если можно, то, что именно. Она сказала: ничего из питания не нужно, у них все есть, передайте цветы. Когда сын передал цветы, то эмоции счастья, которые почувствовала бабушка невозможно передать. Такие мелочи поднимают настроение и как-то поддерживают человека морально.

– Относительно сотрудников… Я так понимаю, что большинство из них получают лишь минимальную заработную плату… Почему так?

– Так оно исторически сложилось. Но наш фонд делает все, чтобы повысить ценность социального работника. Мы об этом говорим, и мне кажется, что власть нас слышит. Когда начинался коронавирус, то мы говорили, что необходимо ввести вахтовый метод, и нас услышали. Для гериатрических пансионатов это не типично, но им разрешили на местах решать вопросы относительно вахтового метода. Мы открыли проект на своем сайте и собираем средства, чтобы поддержать людей, которые работают в такого рода учреждениях. Мы присылаем им сухие пайки, витамины, фрукты, поддерживаем, чтобы они хоть чуть-чуть ощутили то, что о них кто-то думает. Мы знаем, как им сейчас тяжело.

– Буквально перед карантином появились сообщения о реформе гериатрических пансионатов… Ее планировало Министерство социальной политики… Одним из пунктов там указывалось изменение функционирования этих учреждений, чтобы они отказались от подсобных хозяйств, лицам пожилого возраста могут предоставляться услуги стационарного ухода и так далее… Я понимаю, что сейчас эта реформа остановилось… Но как вы оцениваете, не актуализирует ли карантин и эпидемия эту реформу вновь? Ведь могут сказать, что эти люди содержаться вместе, а лучше, чтобы они были отдельно, каждый в своем жилище и так далее…

– Наш руководитель Ольга Бондаренко принимала участие в разработке типового положения о домах-интернатах для людей пожилого возраста и лиц с инвалидностью. Это была и инициатива нашего фонда. Прежде всего, мы хотели развести три категории людей: люди пожилого возраста, психоневрология, люди с инвалидностью. Потому что они имеют разные потребности, и например, человек пожилого возраста не должен находиться в одном учреждении с человеком, у которого есть проблемы психоневрологического характера. Зная Ольгу Григорьевну, она не оставит этот вопрос ни в коем случае. Я думаю, как только закончится карантин, мы будем знакомиться с новым министром и настаивать, чтобы это типовое положение было принято.

– Первым, что отмечает Минсоцполитики, так это то, что в гериатрических пансионатах надо отказаться от подсобных хозяйств… Что это означает?

– Основное направление этих учреждений – предоставление услуг людям, а не заработок денег. Если говорить о людях, которые проживают в пансионатах, интернатах, они могут принимать участие в физических работах, но это должно быть для того, чтобы хоть как-то чем-то заняться, если человек желает это делать. Мы возвращаемся к тому вопросу, что основной вид деятельности такого учреждения – это предоставление социальных услуг, а не хозяйство и заработок денег.

– То есть этот пункт в реформе появился не случайно, наверное, были какие-то злоупотребления…

– Я думаю, да.

– В целом реформа должна улучшить эту систему?

– Если говорить о фондах, которые целенаправленно занимаются гериатрическими пансионатами, то мы единственный благотворительный фонд, который этим занимается. Мы будем за этим наблюдать, настаивать, поскольку это наша цель. Наш руководитель очень тщательно изучала опыт гериатрических пансионатов США. У нее мечта, чтобы у нас были такие пансионаты, как в США.

– А что там хорошего?

– Человек начинает готовиться к достойной старости с молодости. Нам нужна реформа не только по гериатрическим пансионатам, но и по пенсионным фондам. Мы не должны рассчитывать только на государство, мы должны готовиться к пожилому возрасту самостоятельно. Опыт США связан с пенсионной ситуацией и является позитивным.

– Чтобы наши читатели понимали… Какие люди попадают в Украине в эти учреждения?

– Это люди, которые оказались без детей, без поддержки. По процедуре они могут написать заявление, если самостоятельно не могут о себе позаботиться, и поступить в гериатрический пансионат. Это могут сделать и их дети, если они есть. Если говорить о государственных гериатрических пансионатах, то дети должны будут платить за пребывание человека в этом учреждении. Если говорить об одиноких людях, то за них платит государство, но забирает 70 % от пенсии, 30 % остается у них. Но, как правило, на содержание одного человека нужно от 6 до 12 тысяч гривен в месяц. Вы знаете, что наши пенсии не такие большие, поэтому остальную часть оплачивает государство. Самый частый случай, когда человек попадает в гериатрический пансионат – у него или нее нет людей, которые могут решить жизненно важные вопросы, помочь. Если говорить об условиях в гериатрических пансионатах, есть, конечно, случаи, что все очень плохо. Но не везде и не всегда. Я знаю, что люди, которые живут в своих квартирах, иногда живут хуже, чем люди, которые находятся в гериатрических пансионатах.

О. Даутова: «Если коронавирус попадает в гериатрический пансионат, это грозит катастрофой»

По материалам: golos.ua