В. Землянский: «Новая власть не понимает катастрофического масштаба газовой проблемы в Украине»

В. Землянский: «Новая власть не понимает катастрофического масштаба газовой проблемы в Украине»

Газовые проблемы с наступлением холодов рискуют стать катастрофой для нашей страны. Новая власть не имеет представления о том, что такое замороженные города, уверяют эксперты. Никакой Майдан не пойдет в сравнение с тем, что может быть в случае приостановки подачи тепла населению. Что касается возможной приостановки транзита российского газа после 1 января 2020 года, то дефицит голубого топлива в нашей стране может составлять 50 млн кубометров в сутки. Своим прогнозом о том, какой может быть цена газа с началом отопительного сезона и чем может обернуться транзитная проблема для Украины, с корреспондентом ГолосUА поделился эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

— Валентин, правда ли, что с началом отопительного сезона газ в Украине подорожает на треть?

— Я не разделяю такого оптимизма относительно роста цен на газ на 30%. Оптимизм новой власти относительно снижения тарифов на газ тоже не разделяю. Мой «оптимизм» — это повышение стоимости газа в два раза от сегодняшней цены, верхний предел которой, условно говоря, с 1 января 2020 года составит 14 тыс. грн за тысячу кубометров газа. С 1 января следующего года «карета превратится в тыкву», и мы получим цену кубометра газа – от 12 до 14 тыс. грн. Молчание со стороны власти по газовому вопросу удивляет – тарифы на газ снизили, рыночная справедливость наступила, значит, надо пересчитывать украинцам и переплату за горячую воду, хоть и задним числом, пусть даже в октябре пересчитают. Пиар-составляющая сегодняшнего снижения цены на газ — «понижение-повышение» в летний период не трогает никого. Но когда наступит отопительный сезон, это станет очень критичным, неприятным моментом для потребителей, цена газа с наступлением холодов сначала выйдет на сумму 9700 грн на тысячу кубометров.

— Зеленский обещал освободить пенсионеров от уплаты коммуналки… Чем это обосновано?

— Такие прецеденты есть. Реально ли у нас это сделать – это вопрос к нашей экономике: в состоянии ли будет украинская экономика «потянуть» такую финансовую нагрузку? Это делают страны, где экономика позволяет за счет бюджета пенсионерам не оплачивать коммуналку.

— Глава газового дивизиона «Нафтогаза» Фаворов намедни заявил, что наши месторождения газа – это «выжатый лимон»… Он компетентный специалист?

— Фаворов – хороший специалист. Сам по себе он бизнесмен, он начинал коммерческим директором, у него хорошие связи на Западе. Он гражданин России и гражданин США, также он имеет украинское гражданство. Он интересный персонаж. В данном случае как раз меньше всего его волнуют проблемы газоснабжения Украины. Он отвечает за добычу, добыча в этом году у нас «благополучно» падает. Витренко, как «унтер-офицерская вдова», которая сама себя высекла, уже плакался, что добыча газа у нас падает. Ребята, подождите, чего вам не хватает, чтобы добыча росла? Денег вам выделили. Лицензии вам выделили. С 2016 года у вас есть неразработанные месторождения. Они об этом умалчивают. Вы занимаетесь интенсификацией, которая предполагает всегда большее вложение средств. Понятно, чем больше вкладывается средств, тем больше может потеряться.  Это просто доработка тех месторождений, которые уже были открыты, — это так называемый «дожим», дожимают уже существующие скважины. То есть, никто реально там повышением добычи газа не занимался, начиная с 2016 года. Яркое свидетельство того, что никакой интенсификацией там не занимались. К слову, побочный эффект интенсификации в том, что начинается рост потерь. Так, потери до 2014 года в среднем по «Укргаздобыче» составляли 600 млн кубических метров. Антирекорд потерь газа за 2018 год – 1,5 млрд кубометров газа.  Это, правда, еще до прихода Фаворова. Он говорит, что будем с этим разбираться, но, как я понимаю, никто с этим не разобрался, потому что никакой информации нет.

— По словам Коболева, стоимость внутренней добычи газа составляет аж 250 долларов… Неужели так много?

— Учитывая такие расчеты г-на Коболева, «Газпром» давно уже должен был бы обанкротиться. К слову, ранее, в 2016 году, г-н Коболев говорил журналу «Фокус», что себестоимость добычи газа составляет от 70 до 100 долларов.  Это его слова. А теперь вдруг стало 250 долларов…

— Как может разрешиться вопрос транзита российского газа через территорию Украины?

— Финальный вопрос – вопрос транзита газа, что мы будем делать после 1 января 2020 года.  Если реверсом мы не возьмем, но дефицит газа в Украине будет составлять 50 млн кубометров газа в сутки. И стоимость транспортных услуг будет стремиться к «золотому» тарифу. Это никого сегодня не волнует ни в украинском правительство, ни в НАК «Нафтогаз». Никто там не говорит о разработке кризисного плана, кейса. Все будет очень «весело». Новая власть не имеет представления о том, что такое замороженные города. Никакой Майдан не пойдет в сравнение с тем, что может быть в случае приостановки подачи тепла.  Если в политике можно хихикать и «пропетлять», то в газовой отрасли это не получится. Надо переходить к поиску путей решения этого жизненно важного вопроса.  По-хорошему, основным является вопрос сохранения транзита российского газа по украинской территории, но, повторю, никто пока этим вопросом не занимается.

— В чем заключается транзитная проблема?

— Транзитная проблема состоит в следующем. На сегодняшний день все внешние акторы, действующие субъекты, которые находятся в Украине, в принципе, заинтересованы в возникновении кризиса.  Потому что это, во-первых, позволит заработать, во-вторых, это позволит каждой из стран решить свои вопросы. Для России с Европой это позволит решить вопросы «Северного потока» и «Турецкого потока», тем самым показав их безальтернативность. Для Соединенных Штатов это позволит получить определенную квоту – то есть увеличить свою долю – на европейском рынке. Все на этом заработают, потому что, естественно, цены на газ возрастут – в случае возникновения кризиса. «Если вы сели играть в покер и не знаете, кто лох, то лох, наверное, вы», — любил говорить г-н Коболев.  Это его цитата. В данном случае Украина остается при бубновом интересе.

— Кто имеет сегодня рычаги влияния на газовые вопросы?

— На сегодняшний день никто рычагов не имеет. У нас есть Кабмин Гройсмана, у нас пока не сформирована Рада, пока никто ничего не может. Бойко с Медведчуком ведут переговоры, они «вытянули» «Газпром» на открытие карт, они показали свою позицию и готовы на консорциум и снижение цены на газ. Европа точно так же готова на консорциум. Идет обсуждение условий, как это будет происходить. Но в той логике, которую задавал еще, по-моему, Яценюк, — разделение «Нафтогаза» и прочее – никто ничего не сделал. По большому счету, у нас нет субъекта – независимого оператора, который должен участвовать в переговорах и подписывать контракты. И это ключевой, критически важный вопрос для того, чтобы оформить, каким-то образом решить транзитный вопрос. Есть еще один вариант –  решить его «явочным порядком». Это грузинский вариант – когда не был урегулирован вопрос транзита российского газа через территорию Грузии в направлении Армении, газ просто шел, параллельно шли переговоры. Потом задним числом оформили и рассчитались за услуги, которые предоставлялись по транзиту газа.   

— Понимает ли новая власть масштаб газовой проблемы для Украины?

— Проблема новой власти в том, что они не понимают масштаба проблемы.  Те, кто понимает, не хотят ввязываться в ее решение, а те, кто пришел сейчас и пытается как-то разобраться, решить текущие проблемы, просто не представляют себе, с чем они могут столкнуться. Это в том случае, если Алчевск, не приведи Господь, будет экстраполирован на ряд регионов Украины. Они не представляют, что это такое — замерзающие города. Есть примеры той же Армении, есть примеры Алчевска, а в России замораживали Челябинск… Есть прецеденты. Но власть сознательно сейчас ведет ситуацию к возникновению таких проблем.

По материалам: golos.ua

Добавить комментарий