«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

В 2019 году СМИ стали часто писать о пропавших подростках и малолетних детях. В некоторых случаях детей находили убитыми, в некоторых случаях они числятся среди пропавших без вести. Корреспондент ГолосUA выяснял, как с этим работает полиция и можно ли уберечь детей от опасных для их жизни случаев.

В Украине детей похищают – ради выкупа и в случае с личной неприязнью к отцу или матери. В Украине дети гибнут из-за собственной неосторожности и неосторожности взрослых (случаи с селфи на вагонах поездов и случаи с врачебными ошибками). Также в Украине детей убивают – преступники (умышленно) и нетрезвые родители (чаще – неумышленно, в состоянии аффекта, алкогольного или наркотического опьянения). И есть еще один ужасный факт: в Украине дети подвергаются сексуальному насилию.

Один из последних случаев с жившей под Одессой 11-летней Дашей Лукьяненко, труп которой нашли позже в выгребной яме, потряс людей своей трагичностью и тем фактом, что ребенок оказался один на один с педофилом.

Попробуем разобраться, почему таких случаев в Украине все больше и как можно защитить детей от взрослых с девиантным поведением.

Дети в Украине пропадают часто

СМИ пестрят информацией об исчезнувших подростках: «Полиция Киевской области объявила в розыск 13-летнего Максима Репия, жителя поселка Бабинцы, Бородянский район». «Оболонским управлением полиции разыскивается Радзевич Николай Витальевич, 2005 года рождения». «Правоохранители Деснянского управления полиции занимаются поисками Топоренко Даниила Муадовича. 15-летний подросток ушел из Центра социально-психологической реабилитации №1 и до этого времени не вернулся». «Из больницы Одесской области пропала двухлетняя девочка».

В МВД уточнили: более 11 тысяч заявлений об исчезновении детей поступило в Нацполицию в 2018 году. Почти 90% из них – находятся в первые часы после исчезновения, рассказала начальник Управления ювенальной превенции Департамента превентивной деятельности Нацполиции Украины Лариса Зуб. По ее словам, для поиска детей используют разнообразные источники информации: исследуют привычки, предпочтения, увлечения, любимые места, окружение. Общаются кроме родителей с родственниками, друзьями и знакомым. Исследуют школу и кружки, изучают с согласия родителей соцсети.

Частота исчезновения детей в Европе в целом шокирует. На днях Международная федерация Missing Children Europe обнародовала страшные цифры: каждые две минуты в Европе исчезает один ребенок. Украина – не исключение.

Из тех детей, которые в Украине пропали в 2018 году, до сих пор разыскивают 55 несовершеннолетних. Их считают пропавшими без вести.

Как сообщил ГолосUA криминалист Нацполиции Александр (имя по просьбе эксперта изменено), если родители не дождались ребенка из школы в течение хотя бы часа и, подозревая неладное, обращаются в полицию, правоохранители тут же начинают поиски.

«Малолетние дети, несовершеннолетние дети не являются самостоятельными. Есть люди, которые за них отвечают – это их родители, и родители знают, что у детей есть режим: утро, завтрак, ребенок пошел в школу, пришел из школы, это все обычно по часам. Но если ребенок вышел из школы и домой не пришел, и его уже давно нет, даже если только час прошел… понятно, что что-то с ребенком не так. И если родители сами не находят ребенка, то звонят 102.

Читайте также:  Рецепт дня: Невероятно вкусная закуска на новогодний стол «Пеньки»

Когда к нам приходят граждане и говорят, что пропала без вести малолетняя особа, которой нет 18 лет, это целое резонансное преступление. Потому что родители, обращаясь в полицию, подразумевают, что совершено убийство… это получается целая процедура расследования, и начальный этап процедуры – вводится план «Сирена». Это значит, что почти весь райотдел полиции, а это может быть до 400 человек, «поднимают» и начинают поиск. В поиске участвуют еще дополнительные подразделения – силовые отряды, полиция охраны, и все ищут этого ребенка. Поиск мы ведем, пока не найдем. Круглосуточно, и двое, и трое, и пятеро суток», — рассказал криминалист.

Он уточнил, что вопросами предупреждения насилия над детьми или преступлений против детей занимается Ювенальная полиция Украины.

Незнакомцы на улице

По информации cripo.com.ua, в Украине с 2017-го по 2019 год не был пойман ни один серийный убийца.

«В феврале 2017 года, перед вступлением в должность, нынешний глава Национальной полиции Украины генерал Сергей Князев в одном из интервью на вопрос, есть ли в стране серийные убийцы, ответил так: «Да. Есть ряд преступлений, где мы видим следы одних и тех же злодеев, но пока не можем их идентифицировать. Есть даже такие, где совпали ДНК, но личность пока не установили». О серийных убийцах Князев говорил во множественном числе. То есть их было как минимум двое. Хотя, скорее всего, больше», — отмечает издание.

Это значит, что среди этих преступников сегодня могут оставаться те, кто охотится за детьми.

При этом,  по словам начальника управления ювенальной превенции Нацполиции Василия Мадяра, увеличивается количество преступлений в отношении детей по таким статьям, как изнасилование, удовлетворение половой страсти неестественным способом, половые отношения с лицом, которое не достигло половой зрелости, и растление.

Поскольку же в Украине есть структура, которая занимается расследованием и предупреждением таких преступлений, граждан должен интересовать вопрос: может ли патрульная полиция уберечь от нападения подростков или детей младшего возраста, если они идут по улице и видят, что их преследует взрослый человек?

На странице Ювенальной Полиции Украины в Фейсбуке есть отчет об их работе. Судя по постам структуры, детям не рассказывают, что делать, если ребенок хочет защитить себя от агрессивных действий взрослых. Но детям рассказывают о том, как вести себя на воде и на пляже, чтобы не утонуть.

«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

Ведут с детьми беседы на тему буллинга, наркомании, интернет-зависимости.

«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

Рассказывают, как работает кинологическая служба, показывают, как собаки ищут муляж взрывчатки.

«Один на один с педофилом»: можно ли уберечь детей от насилия или смерти?

Также Ювенальная полиция организовывает семинары для школьников по оказанию домедицинской помощи, что тоже важно. Но где советы полиции о том, что делать детям, если кто-то из взрослых хочет их похитить или применить к ним насилие?

Педофилы невидимы для общества

Как считают психологи, не всегда в роли злодея выступают незнакомые «дяди» или «тети» — чаще преступником, похитившим ребенка или применяющим к нему насильственные меры, является родственник. А дети относятся к родственникам доверчиво.

Как говорит Лия Олейник, кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии, педагогики и менеджмента образования Николаевского областного института последипломного педагогического образования (Украина), когда речь заходит о сексуальном насилии над детьми, мы невольно представляем себе зловещие сцены с участием незнакомца, оказывающегося маньяком и (или) педофилом, но в реальности самый распространенный сценарий иной — это сексуальные притязания со стороны взрослого члена семьи (35-40% случаев) или друга семьи (45% случаев), хорошо ребенку знакомого, передает www.psychologies.ru.

Читайте также:  В Николаеве на ходу загорелась маршрутка (ФОТО)

Насилие в отношении ребенка может проявляться по-разному. Подглядывание отчима за падчерицей во время купания;  игра дедушки с малышом, когда ребенка ощупывают и раздевают. Или отчим укладывает ребенка на диван и гладит, постепенно переходя к половым органам, объясняя ребенку, что так надо любить друг друга: «Тебе же так приятно?» Все это — различные формы сексуального насилия. Часто в таких семьях мать не верит или не хочет верить ребенку, когда он пытается рассказать о случившемся.

Маньяки не выглядят как монстры

Как уточняет cripo.com.ua, сложно искать преступников, покусившихся на жизнь детей, если эти преступники совершают всего одно преступление (похищение, убийство, изнасилование несовершеннолетних, без повторов), и сложно найти рецидивиста (совершившего подобное преступление повторно).

Криминалисты провели глубинные интервью с 48-ю убийцами, из них 20 были классическими сексуальными маньяками. Эти исследования легли в основу методики определения маркеров серийности при расследовании убийств.

Эксперты выяснили: вероятность того, что маньяк случайно кому-нибудь что-то сболтнет о своих преступлениях, ничтожно мала. Маньяки это люди с преступным умыслом (убить или совершить удовлетворение половой страсти неестественным способом) и девиантным поведением. Они могут действовать, исходя из разных мотивов. В одном случае это выполнение некой «миссии», в другом – попытка ощутить себя богом, в третьем – неестественное сексуальное желание, в четвертом – ритуально-символическая месть. В реальности эти мотивы переплетаются, говорят психологи. И даже специалисты не сразу могут выяснить, что перед ними – маньяки, рецидивисты, педофилы.

Кто такие педофилы

Похоже, учитывая общую картину преступлений в отношении детей, нам, обществу, не остается ничего другого, кроме как самим разобраться в сути проблемы.

Проявление нездорового влечения к детям — это следствие травмы, перенесенной в детстве. Об этом в комментарии ГолосUA сообщил психолог Владимир Савинов. «Педофилию можно назвать психосексуальным расстройством. И, кстати, долгая жара на улице, вероятно, тоже способствует активизации проявлений этого ужасного нарушения. Они не могут сдерживать свои желания, организм и психика как бы «раскрепощаются». Как правило, у таких людей (чаще — мужчин) задержка в личностном развитии, незрелость, при которой он не может вступать в сексуальные отношения с психологически равным себе партнером. Однако то, что около 80% педофилов перенесли в детстве психосексуальную травму, все равно никак не оправдывает их насилия над детьми сейчас», — сказал он.

Дети об этом не говорят

Читайте также:  Вилкул стал партнером Павелко по коррупционной схеме с присвоения более 200 млн гривен госбанка - СМИ

По мнению психолога Л. Олейник, дети, которые стали жертвами сексуального насилия, чаще всего не говорят об этом родителям. В зависимости от обстоятельств дети могут молчать о том, что с ними происходит.

Если ребенок ничего не говорит. Возможно, чувствует себя ответственным за произошедшее с ним; опасается, что ему не поверят; верит в угрозы того, кто совершил насилие; не хочет огорчать взрослых; приучен не говорить о «плохом»; ему тяжело рассказать, что произошло; приучен не болтать лишнего; уважает взрослых и боится доставить неприятности развратнику в ответ на его просьбу никому не рассказывать о произошедшем.

Если ребенок начал диалог. Это произойдет, если он осознает невыносимость продолжения насилия; страдает от физического вреда; хочет защитить другого ребенка; последствия насилия могут стать очевидными (например, беременность); знает, как предотвращать насилие; доверяет тому, от кого ожидает защиты.

Определить, что ребенок в опасности

Есть косвенные признаки, указывающие на то, что ребенок стал объектом сексуального насилия: синяки, царапины на теле; тревожный сон, необъяснимые перепады настроения. Дети, которые осознают весь ужас, неправильность и противозаконность насильственных действий, но не могут им противостоять, часто страдают от депрессивных состояний, самобичевания или неконтролируемых вспышек агрессии, направленных на тех, кто слабее их, или на животных.

Нередко они пытаются избавиться от чувства собственной беспомощности и обрести уверенность в себе через насилие по отношению к другим. Чаще такое происходит с юношами, которые, остро переживая свой позор и испытывая чувство вины, пытаются доказать свою мужественность, унижая и проявляя насилие по отношению к другим. Нередко дети и подростки, сталкивающиеся с насилием со стороны отчима или другого члена семьи при молчаливом потворстве матери, убегают из дома или пытаются покончить жизнь самоубийством.

Большинство же детей, переживших насилие, замыкаются в себе и не идут на близкие и доверительные отношения с другими людьми.

Как об этом спросить

Хорошо, если с ребенком сможет аккуратно побеседовать психолог. Но если ребенок вам, родителям, доверяет, можете начать диалог сами.

Прямые вопросы, требующие однозначного ответа, скорее всего, смутят ребенка и заставят замкнуться. Важно, чтобы ваш разговор не напоминал ситуацию дознания в суде. Для открытого разговора с ребенком школьного возраста должна быть располагающая атмосфера. Если в семье существует опыт доверительных бесед на другие темы, то и начать разговор на такую деликатную тему, как предполагаемое насилие, следует с привычных фраз: «Давай пошепчемся», «Ты мне хочешь что-то рассказать?».

Можете применить прием игры в куклы: наделите их ролями ребенка и взрослых членов семьи, среди которых будет человек, которого вы подозреваете.

Попробуйте начать разговор с якобы услышанной или прочитанной истории о неправильном поведении взрослого по отношению к ребенку.

Выскажите свое негативное отношение к действиям этого вымышленного взрослого и понимание чувств и мотивов поведения ребенка. Дайте понять ребенку, что он всегда может рассчитывать на вашу поддержку и защиту, советует психолог.

По материалам: golos.ua


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 3 =

Подробнее в Жизнь
В Луганской области родители приковывали 6-летнего сына цепью к двери (ФОТО)

Не хотела «светиться»: Лобода тайно выступила на День Конституции в Киеве

«Мост Кличко» открыли для киевлян (ФОТО, ВИДЕО)

К освобожденному из плена украинцу ночью нагрянула СБУ (ФОТО)

Губернатора для Николаевской области ищут через Facebook (СКРИНШОТ)

54-летняя Таисия Повалий надела свадебное платье (ВИДЕО)

Закрыть