«Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии»: эксклюзивное интервью из Института Амосова

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Украинская медицина переживает далеко не лучшие свои годы. Пока чиновники принимают законы, делят кресла и работают над реформами, страдают в первую очередь наши врачи и пациенты.

Одними из первых нововведения ощутили на себе все причастные к работе Института сердечно -сосудистой хирургии им. Н.Н. Амосова — он стал участником пилотного проекта в рамках реформирования третичного звена, согласно которому "деньги идут за пациентом". Журналист MedOboz пообщался с директором Института, академиком Василий Лазоришинец , и выяснил, как работает реформа изнутри, что нужно украинской медицине здесь и сейчас, и как вообще обстоят дела с медициной, подготовкой специалистов и научной деятельностью в области кардиологии и кардиохирургии в нынешних условиях.

НовостиСердца украинцев: кардиохирург рассказал, откуда берутся пороки и что может довести до инфаркта


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Директор Института сердечно -сосудистой хирургии им. Н.Н. Амосова, академик Василий Лазоришинец

Корреспондент

— До недавнего времени у руля Минздрава Украины стояла Ульяна Супрун. Мнения по поводу нее лично и работы ее команды разделились. Василий Васильевич, как вы относитесь к ее работе? Какие плюсы и минусы бы выделили?

— Главный ее плюс в том, что несмотря ни на что всё-таки реформа началась. Запустилась реформа первичной медицины, запланирован второй уровень и третий, к которому относится и наш институт. Это огромный плюс, потому что на протяжении 28 лет процесс невозможно было сдвинуть с мертвой точки. Теперь же сдвиг произошел, но при этом есть уже заметные проблемы, которые станут еще большими и по первичному звену, и по вторичному и т.д.

Этот пилотный проект, в котором участвовал Институт Амосова, показал, что есть очень много недоработок. Хотя бы даже потому, что нет должной нормативно-правовой базы. Кроме того, вводя принцип "деньги идут за пациентом", нам не оставили базового финансирования. То есть, должно быть так: нам дают минимальную заработную плату, оплачивают коммунальные платежи, и дают хоть какие-то средства на лечение пациента. А вышло, что деньги даются уже постфактум, уже после оказания медпомощи, и где взять средства, чтобы перекрыть этот финансовый разрыв, не понятно. Пока нас оставили без базового финансирования.

Есть уже проблемы и на первичном уровне. В частности, много сел остались без первичной медицинской помощи.

Думаю, что все эти моменты решатся со временем. Надеюсь, что новое руководство страны и Министерства здравоохранения займутся тем, чтобы те ошибки, которые были допущены предыдущим правительством, ликвидировать, и население Украины максимально могло бы получить медицинскую помощь на всех уровнях.

— Как вообще "чувствовал" себя Институт Амосова при Супрун?

— В целом – нормально. В большей степени потому, что мы относимся к системе Национальной академии медицинских наук, которая является распорядителем средств первого порядка. То есть, это фактически тоже самое, что и Министерство, только лучше, поскольку это 36 институтов, где ежегодно приблизительно 150 тысяч пациентов проходят стационарное лечение, более 2 млн человек получают консультативное лечение в поликлиниках, выполняется свыше 80 тысяч операций по профилю. Это самая высокоспециализированная медицинская помощь, которая может быть оказана в нашей стране.

Наш институт входит в систему НАМН с 1993 года после ее создания, поскольку является не только медицинским, но и научным учреждением. То есть, мы не только занимаемся лечебной работой, но и медицинской наукой. Благодаря этому в нашем институте воплощены в жизнь самые современные технологии, которые только есть в современном мире. А те научные разработки, которые мы ежегодно докладываем, воспринимаются с большим воодушевлением на международных съездах: приблизительно 35-40% всех наших публикаций, которые есть (доклады и статьи), публикуются в зарубежных журналах.

НовостиБолезни сердца у молодых: кардиологи назвали неожиданные причины


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Экс-министр здравоохранения Украины Ульяна Супрун

Прямий

— После изменения схемы госзакупок лекарств и изделий медицинского назначения какие изменения произошли для вас?

— Как уже говорилось, на сегодняшний день наш институт находится в так называемом пилотном проекте. Этот проект инициировало Министерство финансов и Национальная академия медицинских наук.

Скажу откровенно — сильно мы не почувствовали разницу, хотя бы потому, что мы не имеем отношения к тем закупкам, которые проводили в Министерстве здравоохранения. Они отражались на нас только таким образом: если пациенты из регионов собирались идти к нам на операцию, они получали изделия медицинского назначения, например, клапан, оксигенатор, кардиостимулятор, дефибриллятор и т.д. у себя, приезжали к нам уже с пакетом материалов и мы их оперировали здесь.

Читайте также:  Едим каждый день: названы смертельно опасные продукты

Так, если в 2016 году, до начала пилотного проекта, финансирования нам с трудом хватало на зарплату, на коммунальные платежи, и только незначительная часть оставалась на медикаменты и необходимые материалы. Приблизительно, необходимая сумма операции покрывалась только на 15%. То сейчас благодаря пилотному проекту это обеспечение за счет государства стало где-то 40-45%.

Это что касается покрываемости затрат и финансовой нагрузки на пациента. Что касается качества медикаментов и изделий медицинского назначения, нареканий не было.

— Несколько месяцев пост министра здравоохранения занимает Зоряна Скалецкая. Как вы восприняли нового главу ведомсва?

— Положительно. Хотя бы даже потому, что, в отличие от предыдущего руководства, она начала работу с собрания всех руководителей, от областных департаментов здравоохранений до региональных и крупных городских больниц. То есть, для того чтобы правильно что-то делать нужно советоваться с медицинской общественностью. И ее команда это уже делает.

Кроме того, недавно заместитель министра приходил к нам в институт, пообщался с коллективом. Это тоже говорит о том, что они настроены на положительную работу и на общение с медицинским сообществом.

Я считаю, что в ее случае очень важно сохранить то, что было создано ранее, и правильно развиваться в тех условиях, которые есть на сегодняшний день. А условия, хотелось бы отметить, не такие и плохие. Например, на 13% увеличено финансирование здравоохранения по данным бюджета.


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Министр здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая

Facebook Зоряны Скалецкой

— Какие по вашему мнению нужно внести пять срочных изменений в сферу украинского здравоохранения?

— Самое главное — это заработная плата медицинских работников. Она не может быть такой нищенской, как сейчас.

Второе – это финансирование отрасли в целом. Сейчас больше 3,5% ВВП на медицину не выделяется, а нужно хотя бы выполнять то, что требует ВОЗ – 5-6% от ВВП, тогда нация не вымирает.

Третье. Всё-таки правильные шаги были сделаны предыдущим министром — нужно всем медицинским предприятиям дать свободу и провести их автономизацию.

Четвёртое. Украине нужна страховая медицина. Она должна быть в обязательном порядке, независимо от того, готовы мы или нет. И пусть это будет не глобальная страховая государственная система, как в Корее или Сингапуре, а что-то свое, менее масштабное. Но это должно быть. Иначе без страхования мы скатимся до того, что человек, не имеющий денег, будет обречен умереть.

И последнее — хотелось бы чтобы мы все больше интегрировались в европейскую систему здравоохранения.

Я думаю, если хотя бы эти пять пунктов воплотить в жизнь, все станет хорошо с нашим здравоохранением.

НовостиБоль в руке и тошнота: назван топ-5 скрытых симптомов больного сердца

— Насколько технически и материально обеспечен на сегодняшний день институт Амосова?

— Пока мы обеспечены по всем европейским стандартам. У нас есть все необходимое для работы на уровне Мюнхена, Берлина или Варшавы. И это показывают выдающиеся результаты, которые мы имеем: в прошлом году мы сделали 5230 операций, при этом летальность составила 1,4%. В среднем по Европе этот показатель составляет около 2-3%.

Такие наши показатели держатся уже более 10 лет. И они связаны и с образованием наших специалистов, в том числе и за рубежом, и с технологиями, которые мы на сегодняшний день используем, разрабатываем и развиваем.

— Какие операции на сегодняшний день не могут выполнять украинские кардиохирурги?

— В нашем институте выполняется весь объем операции при сердечно-сосудистых заболеваниях, которые существует в мире, за исключением трансплантации сердца, и то только потому, что у нас нет законодательно базы, позволяющей это делать. При этом у нас подготовлены две бригады, которые готовы одновременно проводить две трансплантации сердца, и одна бригада по забору сердца. То есть, как только будет готова нормативная база, которую сейчас, кстати, активно лоббирует новая министр и комитет Верховного Совета, мы готовы делать и такие операции.

Читайте также:  Пострадало более 811 миллионов человек: в ООН заявили о глобальной проблеме

Украинские хирурги готовы к этому, только дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии.

— То есть, как только принимается закон, в Украине сразу начнут делать пересадку сердца?

— Не совсем так… Это не так просто, как многим кажется. После принятия закона нужно будет провести еще огромную работу. У нас должны заработать трансплант-координаторы, должна заработать диагностика смерти мозга, нужно будет обсуждать с правоохранительными органами все правовые нюансы, с МВД решать, как можно своевременно доставлять донорские органы (ведь мы большая страна, где автотранспортом быстро не добраться в нужную точку) и многое другое. Но закон даст толчок началу этих процессов.

НовостиКогда в Украине будут делать пересадки сердца?


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Украинские врачи могут и готовы проводить операции по пересадке органов

Delo

— За последние годы многие врачи мигрировали за рубеж. Среди них много кардиологов и кардиохирургов?

— Да, тенденция есть. Дело в том, что последние два года некоторые страны не требуют нострификации наших дипломов. То есть, имея украинский диплом и зная язык, Словакия, Чехия, Польша и Германия после языкового экзамена заберут тебя на работу. Особенно это касается анестезиологов и реаниматологов. Но наш институт этот процесс практически не коснулся. За последние 4 года за рубеж уехали только пять специалистов, и это в основном молодежь. Жалко, конечно, потому что ребята перспективные, мы готовили их годами, но это не те гранды, на которых держится институт.

— Как сейчас в Украине обстоят дела с обучением студентов, в частности в области кардиологии и кардиохирургии? Достаточна ли база для подготовки хороших врачей?

— Еще Николай Михайлович Амосов считал, что для того чтобы получить хорошего специалиста, нужно готовить его самому себе. Я пошел таким же путем.

В прошлом году у нас было 19 интернов, в этом году взяли еще более 30 интернов. Как мы действуем. Ещё по старым традициям, когда они приходят к нам, я даю им тестирование. В прошлом году более 60% ребят на 80-100% вопросов дали правильные ответы, в этом году только один человек набрал результат меньше 80%. В тесте дается 120 вопросов и по ответам на них мы оцениваем студентов. Также проводили тестирование студентов-интернов и второго года обучения, и там ребята показали очень высокий уровень. Подвох в том, что это не просто вопросы для студентов, а те, которые сдают хирурги и анестезиологи при получении второй категории. И интерны их сдают.

То есть я веду к тому, что молодежь способная, и главное ребят правильно обучить и научить практически, чтобы подготовить себе достойную смену. У нас такая возможность есть.


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Студенты-медики

Деловая столица

— А как насчет международного сотрудничества?

— В Бергамо (Италия) есть Международная школа кардиохирургии, с которой мы сотрудничаем с 1994 года. Туда со всего мира приезжают молодые специалисты-кардиохирурги на годовое обучение, в их числе и наши ребята. За все время там обучили более 30 наших специалистов по разным специальностям: кардиология, кардиохирургия, анестезиология и реаниматология.

В прошлом году директор этой школы побывал в Институте Амосова, и увидев, кого и как мы лечим, предложил создать филиал этой школы на базе нашего института. Я согласился, но принял это за шутку.

В мае же приходит письмо, где написано, что директорат этой школы принял решение открыть филиал в нашем институте. Так, теперь мы будем принимать курсантов на теоретическое обучение у себя: первые два месяца они будут учиться в Италии, остальные десять – у нас. Первые четыре курсанта приедут уже в декабре. Обучение будет проводиться как раз по тем программам, которые рекомендует международная школа кардиохирургии.

Для нас это в первую очередь признание, имидж нашего института среди всех европейских центров.

НовостиБеременной остановили сердце: в Украине провели уникальную операцию

— Говорят, что наука в Украине умирает. Как обстоят дела с научной деятельностью в Институте Амосова?

Читайте также:  Американка получила счет за свет на $ 284 млрд

— Научная работа ведется постоянно. В частности, сейчас мы совместно с институтом Патона заняты над совместным проектом: это работы по свариванию тканей и по электрочастотным абляциям при нарушениях ритма сердца. Работа ведется всего только полгода, находится на стадии исследований и изучений. Но полученные технологии будут работать не только у нас, но и во всем мире.

Из уже полученных результатов научной работы, например, хирургия ишемической болезни сердца. У нас есть уникальный опыт — 12000 операций на работающем сердце. Если раньше при ишемической болезни для проведения операции нужно было остановить сердце, то мы уже более 10 лет проводим таковые на работающем органе. При этом летальность составляет всего 0,5%. Это уникальный результат.

Кроме того, мы освоили и успешно применяем все возможные методики оперирования при патологиях аорты, в частности, при расслоении аорты. При этом летальность таких операций нам удалось снизить до 3% на 3000 операций, тогда как в любых европейских странах этот показатель достигает 15%.

Также у нас есть уникальный опыт лечения инфекционного эндокардита (это когда инфекция проникает внутрь сердца, выгнивают клапаны, возникают абсцессы внутри аорты). Мы провели уже порядка 4000 таких операций, при этом летальность составила всего 1,2%. Кстати, на недавней конференции наш коллега из Италии выступил с докладом, что у него за последние 20 лет было всего лишь 180 подобных случаев, при этом летальность составила 14%. В ведущих мировых клиниках, в частности, Мэйо (США, Миннесота) и Джонса Хопкинса (США, Мэриленд) летальность при хирургическом лечении инфекционного эндокардита составляет 7-8%.

Это только часть наших научных наработок и достижений, которые позволили нам улучшить показатели и выйти на мировой уровень в области кардиохирургии.


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Если не уделять внимания профилактике, есть риск оказаться в одной из таких операционных

Обозреватель

— Сердечно-сосудистые заболевания, согласно мировой статистике, становятся все более распространенными и "молодеют". В чём, по-вашему, причина?

— В Украине показатель еще более печальный, чем в мире. По данным ВОЗ ежегодно в мире сердечно-сосудистые заболевания в структуре смертности занимают около 32%, в Украине же этот показатель держится на уровне 69,8%. То есть, ежегодно умирает порядка 350-380 тысяч пациентов.

Причина, в первую очередь в отсутствии системного подхода к решению этой проблемы. Для того чтобы изменить ситуацию, нам необходима общегосударственная программа борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Те люди, которые обращаются к нам – уже имеют болезнь. У нас, на мой взгляд, не работает на сегодняшний день профилактика сердечно-сосудистых заболеваний. Хотя ведь гораздо дешевле предупредить любое заболевание, чем потом его героически лечить, тратя огромные деньги.

Несколько лет назад НАМН подготавливала соответствующую программу. Эта программа включала все полностью: и профилактику, и лечение, и реабилитацию пациентов. Но Министерство здравоохранения тогда не было заинтересовано в этом и просто передало документ в Кабинет Министров. Единственное, что оттуда взяли, это создание реперфузионных центров. Правительство Владимир Гройсман сделало очень много для того, чтобы открыть по всей Украине массу таких центров, где пациенту с острым коронарным синдромом выполняют коронарографию и делают стентирование. Для этого было приобретено больше 40 ангиографов, и это дало действительно мощный толчок в развитии кардиохирургии. Хотя это только часть огромной работы, которая помогает лечить, но никак не дает возможность предупредить заболевания.

— А сказывается ли на здоровье украинцев, в частности, развитии сердечно-сосудистых заболеваний, ситуация внутри страны?

— Думаю, не нужно доказывать связь между стрессами и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Так, под влиянием стресса люди болеют соответствующими заболеваниями в 10 раз чаще.

Недавно наши коллеги из Института Стражеско проводили исследования в условиях АТО. Так, среди мирного населения (не военнослужащих), которое постоянно живет в состоянии стресса на территории боевых действий, частота сердечно-сосудистых заболеваний увеличилась в 7 раз.

Ранее OBOZREVATEL показывал эксклюзивный репортаж из операционной Института Амосова, где проходила сложная операция на сердце.

Подпишись на Telegram-канал и посмотри, что будет дальше!

Автор


"Дайте нам закон, и мы перевернем мир в области трансплантологии": эксклюзивное интервью из Института Амосова

Екатерина Худобец

По материалам: www.obozrevatel.com


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × пять =

Подробнее в Разное
То горько, то кисло: врач рассказала, что означают необычные привкусы во рту
Сонливость и мигрень: врач назвал необычные признаки нарушений в почках
Позитивные мысли делают человека здоровее: ученые нашли доказательства
Боязнь конфет и белые пятна: названы признаки кариеса у детей
Диета для сердца: Тодуров дал несколько полезных рекомендаций
Диагностика по ногам: названы признаки опасных заболеваний
Закрыть